Стихи, в которых что-то горит

Показать

Те, у кого внутренняя дыра

больше дыры в кармане,

больше черной дыры –

те сушат белье во дворе,

как в прежние времена,

и, как в тридцатых,

земля под ногами горит.

Те больше не остаются

дышать и смотреть вслед,

те движутся только вперед.

Впереди новый цвет побед -

синюшной кожи цвет

и крови случайной цвет.

У кого раньше была дыра,

те бросают шапки в воздух, кричат ура,

их дыра полна, вместо дыры – огонь,

они думают – свой огонь,

а то – олимпийский огонь.

Кто нес олимпийский факел,

кто так близко его поднес,

что вспыхнула пустошь,

будто сухой овес.

На пустой земле что посеешь, то и пожнешь.

Пустоты природа не терпит. Факел горит.

Так долго можно смотреть на воду и на огонь.

Смотреть, как входит в дыру, будто вода, огонь.

Смотреть, как чужие слова прожигают их речь.

Как огонь, что снаружи, внутрь их продолжает течь.

Как они говорят: не чужой, это мой огонь.

Это не злость, это такая любовь.

Мы любим тебя, видишь, наше большое сердце в крови.

Мы спасем во имя любви и убьем во имя любви.

Показать

1

 

тропа по горящему воздуху на воздушный остров

за края свои он держится на цеппелинах

когда под ногами нашими горела земля

мы искали его и когда

под ногами нашими земля превращалась в воду

тлели угли и разливались

поёмные луга

сожжённые молниями дубы подпирают снизу

остров

 

2

 

корни торчат из дёрна в ангельских облаках

почва для тех кто никогда не умел твёрдо стоять на ногах

выходят наружу клинки раскалённые добела

оплывает земля как воск

правда тяжела и продавливает землю насквозь

ступни тяжелы как свинец но через воздух горящий

икры несут и растут в святилищах гроз

крохотные крылья

на пятках

Показать

— Аркадий был бог. —

Возлюбленный ученик,

не снимая черных очков,

тянет руку к изножью

черным и белым оббитого гроба,

отстраняясь всем телом,

словно кладет ее на костер.

— Он легче любого из нас

пройдет сквозь огонь

туда, где ждут его для беседы

Вергилий и Гёльдерлин,

ведь и сам он был пламенем,

частицы которого к нам долетали,

и грели, и жгли. —

Из-за спин молчаливой толпы

со сквозняком возникает

с аккуратной бородкой священник,

при нем необъятная тетка в штанах

и щуплый подросток — хористы.

Проходят направо, заводят псалом.

Бросается прочь в приоткрытую створку

кургузая дама с пищащим мобильным.

Потом, в ожидании транспорта,

все вылезают на улицу покурить.

К пустующим в ожидании

бетонным сотам нового колумбария

от самого горизонта

дотягивается неожиданным жаром

сентябрьское солнце.

гора горіла вогнем рожевим

гора куріла в корі пожежі

ми вийшли й бачимо - ось пора

вогнем рожевим горить гора

 

гора розверзла рожеве горло

плече гори виростає вгору

ми вийшли й бачимо - уночі

вогонь що бігає по плечі

 

ми вийшли й бачимо темінь камінь

і пломінь зламаний просто в рані

і рани чорна страшна діра

гіркою кров'ю горить гора

 

гора горить і гора говорить

горі крізь пори виходить море

округу криє жаске перо

гора говорить немов пророк

 

нам пада в пелени слово-камінь

вночі - в печі - у бездонній ямі -

у мертвій теміні лиш жива

гори розжарена голова

 

гора гірка горецвітна сутінь

гори волосся стирчить від люті

гуде від болю гори хребет

 

гора двигтить як казан з чумою

гора говорить - іди за мною

за болю гамірною стіною

я в сон вогню загорну тебе